«Не расцвёл – и отцвёл в утре пасмурных дней»
Полежаев «Вечерняя зоря»

Умирающей американской мечте посвящается…

1

«Здесь», — подумал Эго и остановился.

Его путь был долгим и утомительным. Будь он человеком обычным, то уже давно упал бы от усталости. К счастью, Эго не был обычным человеком, и сейчас находил себя таким же бодрым и свежим, как и в начале пути, а единственным чувством, переполнявшим его душу, было веселье, граничащее с безумием.

Он запрокинул голову назад и посмотрел вверх. Здание было высоким, очень высоким, казалось, оно уходило ввысь на целые мили и исчезало лишь, растворившись в облаках.

Это было то, что надо.

Уголки его рта стали расползаться. Улыбка становилась всё шире и шире, пока, наконец, не заняла всё дозволенное ей пространство. В это мгновение в мире не было никого счастливей его. Вы бы тоже так решили, потому что противостоять очарованию этой улыбки не было подстать ни одному земному существу. Это было так же очевидно, как и то, что невозможно было не ужасаться при виде его безумных глаз, пронзающих холодом каждую живую клеточку даже в такой жаркий августовский день. Цвет его глаз был неопределённым, он произвольно менялся от иссиня чёрного до кроваво-красного, и Эго сам не мог с этим ничего поделать. Порой это пугало его самого. Оставалось только не обращать на такую мелочь внимания, скрыв свою душу за ширмой прозрачного пластика. Солнцезащитные очки «Sierra» стали неотъемлемой частью его жизни с незапамятных времён.

Эго замер, прислушиваясь к биению своего сердца, и ушёл в себя. Он чувствовал, что люди на другой стороне улицы пристально за ним наблюдают. Он не знал, кто они и кого представляют. Это его совершенно не интересовало. Они всё равно ничего не изменят.

Молниеносным движением Эго согнул правую руку в локте, продемонстрировав наблюдателям оттопыренный средний палец. Величественной поступью он стал подниматься по ступенькам, осторожно придерживая на безопасном от земли расстоянии свою ношу.

У двери его встретил седовласый швейцар. Эго поприветствовал его по-итальянски, покровительственно похлопав по плечу, и вошёл в распахнутые двери. Старик, покинувший Апеннины всего пятнадцать лет назад удивлённо вскинул брови. Завороженно глядя вслед высокому, элегантно одетому джентльмену он не заметил в руках последнего большого, прикрытого чёрным платком предмета.

Эго беспрепятственно проник в здание и остановился посреди вестибюля. Бесшумно опустил свою ношу на мраморный пол и огляделся. Снующие туда-сюда люди едва ли обращали на него внимание. Этот высокоорганизованный муравейник занимался своими делами с завидной серьезностью и скрупулёзной точностью. Но он не был совершенным механизмом.

— Эй! – выкрикнул Эго.

Две женщины остановились, испытывающее изучая его, полный мужчина с ворохом бумаг обвиняющее взглянул на него и продолжил свой путь; остальные вовсе не отреагировали на его обращение.

— Внимание! Дамы и господа!!! – произнёс он с жёсткостью металла, чеканя каждое слово.

Это подействовало на толпу магическим образом: движение прекратилось, разговоры смолкли, напряжённые лица служащих обратились к нему. Боковым зрением он уловил движение позади себя – через толпу уже пробивались люди из службы безопасности. Пока только двое – один слева, другой справа. В его распоряжении было не больше десяти секунд.

— Попрошу минуточку внимания. Всё, что я скажу, будет очень важно, — начал Эго, неторопливо двигаясь навстречу толпе, и на ходу вытаскивая из внутреннего кармана пиджака блестящий хрустальный шар, размером не больше теннисного мячика, с плещущемся внутри чёрным жидким веществом. – В этом шаре заключена ртуть, пары которой смертельны для ваших дыхательных путей. Если вы это уяснили, то, уверен, знаете, что должны делать.

Это подбросил шар прежде, чем люди из службы безопасности сумели его схватить. Очаровательная улыбка не сходила с его лица, казалось, она стала ещё шире. А когда шар с грохотом новогодней хлопушки разорвался при ударе о потолок, он начал смеяться.

Это оказало на толпу большее влияние, нежели сам факт происшедшего. Люди вышли из оцепенения, паника буквально овладела ими. Почти все сразу рванули к выходу, но выскочили наружу немногие: в дверях сразу же образовалась давка. Центр зала опустел моментально: боясь попасть под град смертоносных осколков, люди бросились врассыпную.

Эго стряхнул судорожно вцепившихся в него охранников, подобрал свою ношу и направился к лифту. Он слышал крик: «Стой!», утонувший среди общего шума, но не придал ему особого значения.

«Сейчас они начнут стрелять», — подумал он.

Раздавшиеся следом выстрелы были подтверждением его догадки. Клерк, слева от него схватился за грудь и упал замертво.

Эго вызвал лифт. Пули пролетали мимо и врезались в стену то слева, то справа. Он оставался невредим. Это было даже забавно.

Хлопки выстрелов прекратились. Эго знал, что сейчас они перезаряжают оружие. Двери лифтовой кабинки открылись, обдав его волной свежего воздуха. Эго развернулся и вошёл внутрь спиной вперёд. При виде бледных, с расширенными от ужаса глазами, лиц охранников его снова бросило в смех. Патроны выпадали у них из дрожащих пальцев и раскатывались в разные стороны среди битого стекла, сверкающего в лучах флуоресцентных ламп. Холл почти опустел.

Эго нажал последнюю в ряду кнопку, и двери лифта стали медленно закрываться. Охранники возобновили стрельбу. Эго смеялся, видя их недоумение и бессильную ярость. Пуля, летящая, казалось бы, прямо в него, неожиданно в последний момент свернула вверх, раздробив лампочки под шкалой лифтовой кабинки. Дверцы сомкнулись. Лифт начал своё движение.

Эго сбросил давно бесивший его пиджак на пол и вытер об него подошвы туфель. Взглянул на часы. С начала представления произошло всего-навсего семьдесят секунд. «Сейчас они заблокируют лифт», — с быстротой молнии пронеслась в его голове мысль. Эго нажал «Stop» и перепрограммировал путь, указав ближайший этаж. Лифт остановился секунду спустя, дверцы открылись и зависли. Они снова опоздали…

2

Эго вышел в коридор и пошёл к лестнице, мягко ступая по расстеленному ковру. Ни души. Но он знал, что его снимали камеры, расположенные под потолком. Эго широко улыбнулся, глянув в объектив одной из них.

Дверь, ведущая на лестничную площадку, оказалась открытой. Так и должно было быть. Никто не имел права вставать у него на пути. Эго стал быстро подниматься по ступенькам, насвистывая что-то весёлое на восточный мотив. Мелодия шла из остатков памяти прежнего владельца. Эго не имел ничего против.

Пролёты мелькали перед его взором один за другим. Ему следовало поторопиться, если он действительно хочет провести спектакль в одиночестве. И хотя сама мысль о том, что кто-то или что-то сможет вмешаться в его постановку, показалась ему абсолютно абсурдной, Эго решил не медлить.

Правда, он всё же задержался на последнем марше, прислушиваясь к дыханию здания. Но подобно ему оно притаилось в ожидании следующего шага безумного незнакомца, столь неожиданно и непринуждённо прервавшего размеренный ход его жизни.

Эго пнул камешек, примостившийся у стены. Тот лениво, с явной неохотой, сорвался и полетел вниз, стремительно наращивая скорость. Эхо падения пришлось ждать долго. Свист рассекаемого камнем воздуха заставил Эго зажмуриться. Шлепок был еле уловимым, но он расслышал его столь отчётливо, что барабанные перепонки завибрировали и начали кровоточить.

Дверь, ведущая на крышу, оказалась заперта. Эго рванул её на себя, без особого труда срывая массивное железо с петель. Нагнувшись, он шагнул в низкий проём и очутился на вершине мира. Вокруг открывался потрясающий вид. Его обдало тёплой волной воздушных потоков, властвующих на этой высоте безраздельно.

Эго мог видеть океан, растянувшийся на сотни тысяч миль вокруг, материк, превратившийся в руках завоевателей природы в гигантскую колонию – на нём ни осталось и малейшего уголка, неподвластного человеку. У его ног раскинулся крупнейший мегаполис планеты, невинный в своём безумии.

Эго поднял своё лицо к небу, смеясь в лицо тех, кто сотворил это чудо и теперь не предпринимающих ничего для его спасения. ОНИ могли его остановить, но ОНИ этого не желали. Иногда его шалости шли синхронно с ИХ планами. Вести мир в направлении Света было невозможно без боли и разрушений. Создатели не могли выполнять грязную работу и тогда за дело брались неугомонные труженики вроде него, не брезгающие копанием в дерьме. ОНИ никогда не использовали его напрямую, но для него это не имело никакого значения. Имело значение только то, что сегодня ОНИ взяли выходной, оставив его за главного.

Эго опустил клетку и стянул с неё покрывало. Где-то глубоко-глубоко в памяти прежнего владельца ещё теплилась любовь к обитавшему в ней попугаю. Птицу звали Мио. Эго безжалостно разорвал её пополам, когда договор вступил в силу, но клетку сохранил вопреки здравому смыслу. Теперь в ней уютно разместился новый владелец – аппарат, который Эго ласково называл «Солнце». Он знать не знал, что это такое, как оно действует и насколько сильные сможет произвести разрушения. Его никогда не интересовали лишние подробности. Ему достаточно было быть уверенным, что светило по-прежнему живо и для этого не обязательно было различать аммонал и аммонит. Эго просто чувствовал его дыхание.

Кровь теперь текла из его ушей потоком, окрашивая белоснежную рубашку яркими разводами. Он слишком увлёкся, слушая падающий камень. До этого тело вело себя безупречно. Давно уже Эго не сопровождал столь безукоризненный спутник, надёжностью которого можно было лишь восхищаться. Славься Азия, дающая миру могучие тела! Но, в конце концов, и у самого, казалось бы, идеального в мире экземпляра начались сбои. Хотя данные проблемы его никак не заботили – ведь скоро потребность и в этом теле отпадёт. Он избавится от него и, наконец, обретёт долгожданную свободу!

3

Эго принялся по памяти соединять провода замысловатого механизма, занимающего практически всё свободное пространство внутри клетки. Когда все необходимые операции были завершены, сработал таймер трёхминутного отсчета. Сто восемьдесят секунд до начала конца.

Эго обратил своё лицо к стоящему в зените солнцу. Мимо него пролетел голубь, опустился на парапет и стал гадить.

Столь умилительная картина вызвала у него очередной раскат смеха. Из глаз брызнули слёзы. Эго смахнул их манжетой своей некогда белоснежной рубашки и опустился на раскалённый бетон, не в силах устоять на ногах. Всё его тело извивалось в объятиях конвульсивного смеха. Кровь из его ушей пошла фонтаном. Эго разорвал рубашку и, перекатываясь на спине, продолжал смеяться, абсолютно не ощущая того, как его кожа пузыриться волдырями. Обхватив руками голову, он попытался успокоиться. Волосы стали липкими от пота и крови. С трудом Эго заставил себя прекратить истерику. Прерывисто дыша, он смотрел на солнце и пытался себе представить, каково человеку оказаться на этой раскалённой сковородке.

Оставалось ещё две минуты. Эго встал на четвереньки и пополз к краю здания. Перегнувшись через парапет, он посмотрел вниз. Здание уже оцепила полиция, миниатюрные фигурки людей деловито передвигались туда-сюда, не осознавая своей бестолковости. Позади полицейского кордона постепенно скапливалась толпа праздношатающихся зевак. Им всегда до всего было дело, не имея собственных дел, они с удовольствием окунались в дела окружающих. С самых древних времён человечество искало пути удовлетворения своего любопытства, пожалуй, самого страшного из всех грехов. Любопытство порождало всё остальное…

Экшн!

Оставалось всего тридцать секунд. Эго смело переступил через парапет и оказался на самом краю пропасти. Некоторое время он ещё успешно балансировал, а потом неуклюже сорвался вниз. Его тело свободно кувыркалось в полёте, обдуваемое всеми ветрами.

«Интересно я лечу быстрее камня?» — успел подумать он, прежде чем тело грузно рухнуло на асфальт. Его голова с треском раскололась о бровку бордюра, рёбра грудной клетки ворвались внутрь, разрывая органы, руки, покрытые волдырями, словно плети, опустились по бокам, сохраняя полную симметрию относительно трупа. Толпа в ужасе отхлынула назад…

А затем после резкого хлопка весь мир вокруг потонул в ослепительной вспышке яркого света, беспощадный жар проникал всюду, ловко заполняя собой все витиеватые пространства зданий, что уже начали распадаться на части и на многие мили вокруг практически молниеносно все живое перестало существовать…

КОНЕЦ

Начат апрель 2002
Завершено Март 2020

Парапет

Maxim IZVNE
Maxim IZVNE

Автор Максим IZVNE прошедший немало проторенных и непроторенных дорог на просторах интернета и Земного шара решился-таки поделиться с окружающим миром кое-какими своими мыслишками о самых разных, казалось бы, никак не взаимосвязанных вещах: о роли сео-продвижения в развитии интернет бизнеса, о нахождении и становлении писательского таланта, об изысках экстремальной кухни и превратностях современных и древних путешествий , о своих собственных пробах пера в прозе и поэзии, о своих состоявшихся или только-только встающих на ноги проектах.

Категория: IZVNE
0
101 views

Присоединиться к обсуждению

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>